Большая Севастопольская тропа

0

Большая Севастопольская тропа отмечает свой маленький день рожденья. Три года назад идея Александра Железняка создать пеший туристский маршрут в городе военно-морской славы, могла показаться смешной и неуместной. Но желание развивать природный туризм, помогло Александру создать удивительный проект, который завязан на экологии и детском туризме. Что такое сегодня Большая севастопольская тропа — пишет сам автор.

Три года назад я работал в правительстве Севастополя, когда в мой отдел развития туризма пришло поручение губернатора, о необходимости для безопасности промаркировать маршруты в горах, где часто теряются туристы. В поручении не было конкретики, говорилось про район Балаклавы-Ласпи как про самое опасное место.

Учитывая бесконечные интриги и бардак с туризмом в правительстве города, это был шанс сделать хоть что-то осязаемое… Как оказалось, что все мои прекрасные преподаватели из системы детского туризма и городского турклуба до сих пор упорно занимались с детьми и подростками. Мы сидели с ними над картой и фантазировали. Они поднимали архивы и присылали какие-то старинные маршруты, которые мы ходили еще в детстве. На ходу придумывали новые — там, где по факту ходят, но никто ничего не легализовывал. Горы и леса вокруг Севастополя покрывались невидимой сеткой из воображаемых маршрутов. Но как это все увязать в один проект и в один документ….

Мы ехали с коллегой на съезд федерации спортивного туризма в Судаке и меня вдруг осенило: «Давай сделаем тропу от Балаклавы до Бельбека и назовем ее Большой севастопольской, есть же «большие тропы» в разных странах».

Мой шеф сказал на это: «Саша, а ты не боишься, что будут смеяться, мол, Севастополь — город русской военно-морской славы, а у тебя тропа. Скажут, совсем у вас там село!» Хорошо, что шеф был по натуре не чиновник и обладал хорошим качеством не душить идеи, а скорее помогать правильно мыслить. Через какое-то время мы подсунули губернатору бумагу, где я перечислил все что мы на тот момент вспомнили про старые маршруты в горах Севастополя. Мне кажется, губернатор даже не понял, что поручал сделать что-нибудь по-быстрому, километров десять — двадцать, а в итоге подписал постановление на 300 км. Еще и формулировки были осознанно размытые, которые позволяли потом придумывать что угодно. Многие  не понимали, откуда в Севастополе можно взять 300 километров пешеходных троп…

Так,  30 октября 2015 года мы впервые в официальных бумагах легализовали бренд Большая севастопольская тропа.

А потом нам стало ясно, что мы придумываем непросто маркировку для безопасности, а огромный системный инфраструктурный проект, который завязан на экологию, на турбизнес, на детский туризм и много чего другое.
Нам предлагали сделать только убогую маркировку краской на деревьях или повязать ленточки — мол и так понятно, мы так всегда делаем. Предлагали проводить тропу по лесным дорогам — также проще. Но мы упирались и смотрели, как делают красиво во всем мире,  придумали дизайн для навигации, уводили трек от дорог на самые красивые видовые места.

А еще через год я ехал за рулем в Москве, слушал радио и какая-то девочка с восторгом рассказывала диджею как она ходила в поход по Большой севастопольской тропе и как это круто. Красивый бренд #большаясевастопольскаятропа пошел в массы, хотя мы не вкладывали в пиар ни копейки. Тогда был сделан только пилотный участок, а сейчас мои коллеги и последователи продвинулись дальше и уже навигация стоит на 117 километрах основной нитки тропы, сделаны входные зоны, сложные участки оборудованы перилами и виа-феррата. Летом мы провели социологическое исследование на тропе, а студенты пишут научные работы о проекте. Но сказать, что проект реализован — нельзя, это долгий процесс на много лет вперед, который,  возможно, должен развиваться долго и системно, навигация — это только первый, но очень важный шаг.

Главное в том, что мы сами, не понимая, создали прецедент в рамках страны — ни один регион не имеет легальных и оборудованных троп на всей территории. Даже лесники и экологи, которые поначалу критиковали идею тропы и упирались, в год Экологии (2017) возгордились и стали поддерживать. Оказалось пример заразителен и в некоторых регионах начали делать подобных проекты. Хотя нам было проще, чем другим — наши тропы физически давно протоптали еще древние греки и римляне, татары и партизаны — оставалось найти самые красивые и придумать как их связать и оборудовать. Ну и особенности законодательства города федерального подчинения тоже сказались.

А когда я вернулся в Москву, меня пригласили в ОНФ поднимать проблемные вопросы во внутреннем туризме. Главной идеей стало системное развитие природного туризма через создание оборудованных троп. Так, на свет появилась Ассоциация развития национальных троп.

Источник: Александр Железняк

Оставить ответ